Insolitaria
"Я быть всегда самим собой старался, каков я есть: а впрочем, вот мой паспорт!"
Мне надо запомнить две вещи; точнее, даже одну, и два из неё следствия: каноны меня разочаровывают. Из чего следует, во-первых, то, что не стоит жертвовать здоровым сном, дабы поскорее узнать, чем все закончилось. А во-вторых, когда все же удаётся/приходится остановиться на пике эмоционального подъема, не стоит забывать, что его все ещё можно не только разрешить, но и спустить или слить.
Иными словами, вчера (т.е. теперь уже... да какая, в сущности, разница...) я спала два часа, потому что смотрела «Волшебников»". А зря.

"Волшебников" контекстная реклама и прочее "people also liked" подпихивали мне довольно давно, но я не обращала особого внимания, считая, что это будет взрослый "Гарри Поттер" (который, вопреки кажущимся свидетельствам обратного, никогда бы меня не увлёк, если бы профессора Снейпа не сыграл Алан Рикман). Но на сей раз мне было очень тоскливо и очень хотелось волшебства, а поскольку, несмотря на прочно укоренившуюся посредством НииЧаВо любовь к не столько волшебным школам, сколько магическим наукам, других по-настоящему любимых книжек про волшебников у меня нет...
Кое-что мне понравилось: прежде всего то, что самым страшным монстром в детской сказке должен быть педофил. Кроме того, меня привлёк образ Элиота: прежде всего, конечно, в том смысле, что из него бы вышел ОТП местного разлива, если бы его ещё было, с кем "спаривать", но я также заметила, что до поры до времени его ни разу не показали колдующим, и, поскольку внятной сюжетной функции у него нет, до той самой поры я предвкушала, что, когда он все-таки начнёт колдовать, это окажется что-то феерическое. Вдобавок, мне потенциально понравилось, насколько легко было бы выкрутить сюжет так, чтобы было не до конца понятно, существует ли магия на самом деле, или у ГГ все-таки глюки.

С другой стороны, мне не то чтобы не понравились, но бросились в глаза прорехи в ткани повествования, оставленные "мироустанавливающими" пассажами из книги, которые не так-то просто перевести в визуальную плоскость телеэкрана. И волшебства в послепраздничном отходняке все ещё хочется, так что я решила нарушить мораторий на художественную литературу и выяснить, как все было на самом деле. Ну и поскольку, хотя было все, оказывается, совсем не так, я уже жалею, что узнала, чем закончился первый сезон сериала, и боюсь, что на книгу это в перспективе тоже распространится, а стоять и ждать автобуса просто так мне все равно скучно, я решила-таки растечься мыслью по древу, пока это тоже не стало неактуально.

Прежде всего, "Волшебники" - это не только "Гарри Поттер", но еще и, из самого очевидного, "Алиса" с "Нарнией" (а еще не то "Нильс", не то просто "Дикие лебеди", и список, видимо, будет пополняться:piggy2: ). Но если из остальных сказок автор тырит заимствует открыто и беззастенчиво, то "Гарри Поттером" он очень старается не быть: что, парадоксальным образом, вовсе не идёт на пользу сюжету.
Сказка про "Гарри Поттера", как байка про Деда Мороза, некогда заставила всех познакомившихся с ним в подобающем возрасте детей подсознательно ждать письма из Хогвартса; и, не дождавшись, подсознательно успокаиваться тем, что они, по крайней мере, живут у живых родителей, а не у злобной тетки в чулане. Квентин - особенно книжный, где (пока) нет ни слова про дурдом - странен обычной подростковой странностью. Поставить себя на его место слишком легко, и оттого совсем не хочется: автор и сам отдаёт себе отчёт (и открытым тестом признает) что Квентин - ни разу не герой, но и альтернативного, пусть даже лже-героя не предлагает (понятно, зачем сериалу понадобилась Джулия, которая, говорят, из другой книжки). Вторая фишка мира Роулинг - абсурдная регулярность, с которой разная пакость добирается до Гарри Поттера в "самом защищённом месте, бла-бла-бла". Гроссман теоретически усваивает урок, и пакость добираться до его героя только на третьем курсе. Однако при этом у меня - даже после просмотра экранизации - возникает закономерный вопрос, а на фига я тогда вообще читаю про редкие и малозначительные события предшествующих лет (вспоминается анекдот про Пруста и шляпу из первого абзаца, которая будет иметь принципиальное значение три тома спустя :sharm:).
Единственное, что меня по-настоящему очаровывает в книге, - это язык. Впрочем, очарование воздействует парадоксальным образом и исключительно на моё переводческое образование. Язык Гроссмана пленительно прост, и если у других писателей мой замыленный магистратурой взгляд нет-нет да и выхватит замысловатый оборот, где вроде бы все понятно, кроме того, как именно это перевести, то в "Волшебниках" я периодически замечаю, где автор явно пытался что-нибудь этакое вычудить, но нет, с переводом все понятно.
И это, наверно, тоже не есть хорошо, и теперь мне вообще непонятно, нафига я читаю эту книжку.

А вообще, то, как мне нравится Элиот в "Волшебниках", очень напоминает то, как мне нравились в Стар-треке NG мистер Дейта - за попугайно-экзотический вид и посерьезневший подход к комической разрядке, и лейтенант Баркли - за тараканов, с которыми надо бороться всем полком, и за безумные идеи, которые неизменно "saved the day at the eleventh hour". Вот только тараканов у героев "Волшебников" и без Элиота хватает, и от этого очень быстро становится не смешно.

@темы: ...и прочая нечисть, ГП, будь он неладен, Кино, Книги, Нытье